Корзина
9 отзывов
«Пчеловодство для всех, но не для каждого», или рассуждения о непростом ящике аббата Варрэ
Контакты
Интернет-магазин "Павловский пчельник"
Наличие документов
Знак Наличие документов означает, что компания загрузила свидетельство о государственной регистрации для подтверждения своего юридического статуса компании или индивидуального предпринимателя.
+7 показать номер
+7 показать номер
Роман Юрьевич
РоссияСанкт-Петербургг. Павловск, ул. Садовая (ул. Революции), д.27
Карта

«Пчеловодство для всех, но не для каждого», или рассуждения о непростом ящике аббата Варрэ

«Пчеловодство для всех, но не для каждого»,   или рассуждения о непростом ящике аббата Варрэ
Передо мной лежат две книги: Рут А.И., Рут Э.Р., Рут Х.Х., Рут Дж., Дейелл М.Дж. Энциклопедия пчеловодства, Худ. литература МП Брат, М.:1993 и Эмиль Варрэ Пчеловодство для всех, НЭТ, Калининград, 2011. Оригиналы обеих книг (у Рутов это 31 переиздание) были написаны примерно в одно и то же время (пятидесятые года прошлого века). «Энциклопедия» оканчивается статьёй: «Ящичные ульи (колоды)». «Казалось бы, в руководстве по современному пчеловодству описание ящичных ульев совершенно не уместно…» Интересно сопоставить обе книги, составленные об одном и том же (рациональном пчеловодстве) и, при этом, абсолютно противоположные по своему содержанию. «Энциклопедию» комментировать не буду, т.к., надеюсь, это азбука пчеловодного дела для большинства моих коллег по всему миру. Пролистаем книгу аббата Э. Варрэ «Пчеловодство для всех», в переводе Антона Стародума. Интригует начало: «Как известно, пчёлы дают человеку мёд и воск. Я же, определяя пчеловодство как искусство разведения пчёл с целью получения от этой деятельности максимального дохода при минимуме расходов…» Интересная, однако, цель у «искусства»! Дальше автор описывает пользу от занятия пчеловодством. Оригинальная мысль в подзаголовке «Правда»: «никакой улей, никакой метод не увеличит количества нектара в округе…» Запомним её – может пригодиться! В главе №3 Э. Варрэ приводит нам пчелу в пример, как образчик безропотного трудолюбия, которая «не бастует и не бунтует… для неё не существует унизительной работы», «трудятся безостановочно день и ночь». Советские учёные доказали обратное: пчёлы большую часть времени проводят в безделии, однажды став приёмщицей нектара, пчела уже никогда не переключается на другую работу (к вопросу о престиже), да и, вообще, «они летят (только) по заданию». Впрочем, автор, как кажется, не тратит время на изучение теории: пчёлы в его воображении «потеют» воском от тяжёлой работы, «никто никого не принуждает», «в пчелиной семье царят мир, союз и согласие» (бывает ли такое в мире животных – не знаю, но в мире общественных насекомых – это, скорее исключение, чем правило), «пчёлам неведом эгоизм» (рекомендую книгу: Кипяткова, В.Е. «Мир общественных насекомых». (3). В ней наш современник энтомолог с мировым именем убедительно доказывает, что вся гармония в колонии общественных насекомых складывается из простого статистического сложения усилий многих особей, многие из которых противоречат друг другу). Пчёлы Э. Варрэ берут матку в клуб или «от антипатии или от радости». И, не сумев сдержать свою радость, «душат её в своих объятиях». У Варрэ первая вышедшая из маточника матка, априори, лучшая, поэтому, де, она и убивает «слабейших». Не совсем понятно: матка убивает соперниц тогда, когда они не могут оказать ей никакого сопротивления (находятся в маточниках). Какое же здесь противоборство и естественный отбор? Как может быть лучше матка, которая (раз она вышла из свищевого маточника) была заложена на личинке старшего возраста, а значит, не получала полноценного питания в начале своего развития? Матка у Варрэ облётывается лишь единожды, занята только червлением «и не более» (а как же маточные феромоны, регулирующие деятельность всех пчёл семьи?), в полночь она «всегда находится в середине гнезда, в полдень – на крайних рамках с расплодом, либо справа, либо слева от центра» (какое беспроигрышное приближение: т.е. на всех сотах с расплодом, кроме, почему-то, центрального!) Впрочем, многое из того, что мы знаем сейчас, полвека назад было неведомо пчеловодам. Поэтому, не ожидая от автора «Пчеловодства для всех» большой осведомлённости в вопросах биологии, примем во внимание отсталость теоретической подоплёки, так называемого, «Простого улья». Кстати, о простоте. По определению филолога Карпова А.Н.: «пчеляк простой» это «пчеловод, предпочитающий разводить пчёл в колодах; пчеловод, не признающий преимущества рамочного пчеловодства над колодным пчеловодство.» (2) Далее автор критикует пчеловодов, которые, по его мнению, блуждают в потёмках и вечных поисках лучшего улья. Сам же Варрэ, ссылаясь на свой тридцатилетний опыт эксплуатации ульев разных конструкций (аж, 12 видов!), предлагает перестать, наконец, экспериментировать и принять (как не трудно догадаться) его «Простой улей», который «базируется на общепризнанных и неоспоримых как научных, так и накопленных практикой знаниях о пчеле и её биологии». Осведомлённость аббата об этих знания мы рассмотрели выше. Если же на тот момент знания о пчеле и биологии пчелиной семьи во Франции были столь примитивны, а Варрэ, лишь, руководствовался ими, то «научная основа» его «изобретения» безнадёжно устарела. Кстати, для своего духовного звания аббат слишком, уж, часто пишет о доходах и прибыли, вовсе не вспоминая о духовных основах пчеловодства, о Боге, церковной жизни. Нет! Один раз вспоминает: глава №50 «Дистанционное пчеловодство»: «Можно ограничиться посещением точка два раза в год: на Пасху (!!!) и в августе-сентябре.» (без комментариев!) В этой же главе он предлагает, как вариант, посещать пасеку только один раз в год (забрать «причитающийся вам мёд»). Мне представляется, что с такой частотой посещают пасеку только пчелодёры – пасечные воры, цель которых состоит в том, что бы получить от чужой пасеки максимум прибыли, не рискуя нарваться на засаду при повторном её посещении. Для начала Эмиль Варрэ уничтожает своих идейных оппонентов. Ш. Дадана (его улей он описывает, как 12-ти рамочный, несмотря на то, что улей Дадана изначально имел меньшее количество рамок) он обзывает «больше предпринимателем, чем пчеловодом». Дальше делает поистине революционное открытие в рыночной экономике: оказывается «появление улья Дадана порождало спрос» (!) До сих пор всегда было наоборот: именно спрос порождал предложение. Новое всегда с трудом пробивает себе дорогу. А, ведь, у Дадана был сильный конкурент – Рут с его многокорпусным ульем! В этой же главе аббат предлагает интересный способ диагностики состояния пчелиной семьи без осмотра улья: «если пчёлы несут пыльцу, значит, в улье есть расплод и, соответственно, матка (?!). По количеству вылетающих и возвращающихся пчёл можно определить силу семьи» (а может быть, лишь, силу взятка?). Дальше в Варрэ прорезается предприниматель (или гоголевский приобретатель) с коммерческой пасекой в несколько сотен пчелосемей: «если в поле стало вылетать заметно меньше сборщиц, нужно не выяснять причины… а при первой же возможности заменить семью роем…» Хорошо же жили в послевоенной Франции! Нам бы сейчас так! Как козырь из рукава Варрэ предлагает читателю распределить (почему-то, именно) 18 кг мёда по 12-ти рамкам. А потом повествует о том, как пчёлы будут мучительно погибать от бескормицы, ища этот мёд в большом гнезде. Немного цифр от изобретателя из Франции: улей Варрэ рой в 2 кг отстраивает в первый год и даёт доход через 3 месяца, а в улье Дадана такой рой будет осваиваться 2 года и больше! На стр. 55 можно найти объём гнезда «Простого улья» – 90 кв.дм. и улья Дадана – 200 кв. дм. Отчего же, интересно, объём гнезда вдвое больший рой осваивает, аж, в 8 раз дольше? Для чего-то (как следует из книги) современники Варрэ весной чистили улей Дадана изнутри и рамки с сидящими на них пчёлами без пересадки, опасаясь того, что рамки станут неподвижны. Возможно, современные Варрэ ульи имели какие-то конструктивные недостатки. В 1851 г. Л. Лангстрот открыл свободное ульевое пространство. Его несоблюдение является наиболее частой причиной «обездвиживания» рамок в улье. Владельцу пасеки в «Даданах» аббат предрекает «вечную суету, бедность и хронический радикулит», позабыв, что к радикулиту скорее приведёт постоянная (помножим на несколько сотен раз за сезон) подстановка корпусов под низ уже заполненных мёдом, которые предлагает аббат вместо установки маломерных магазинов сверху гнезда, практикуемых при использовании улья Дадана. В этой же главе автор презрительно называет пчеловодов-рамочников любителями «поиграть рамочками». Разве нельзя, используя его терминологию, назвать его «любителем поиграть в деревянные кубики»? Затем автор рассматривает «примитивные ульи» и приходит к мнению, что именно роебойная система сапеточного пчеловодства, при которой в конце пчеловодного сезона уничтожаются самые тяжёлые пчелосемьи, давал сильных, здоровых пчёл (?!!) В главе №21 изобретатель, наконец, подходит к описанию своего «изобретения». Оказывается, что улей Варрэ сколочен из всё тех же строганных досок (не меньше 20 мм), в стенках выбраны фальцы (!), в которые вкладываются линейки с промежутками между ними и стенками улья 12 мм (эти линейки он вощит затем кусочками вощины). В этом «простом», на первый взгляд, улье есть ещё отъёмное дно, подкрышник с функциями подушки, двускатная деревянная крашенная крыша, рейки-ручки, специальная подставка, используется холстик. Корпуса без фальцев: оцените требования к качеству непростых корпусов «простого» улья! Да, чуть не забыл, сам-то улей состоит из двух корпусов (в одном объёма для гнезда маловато) + корпус под мёд. Дальше пчеловод-практик рассматривает пчеловодные постройки и инвентарь, предлагая использовать общую поилку со стоячей водой (не советую из соображений санитарии), высмеивает пчеловодные перчатки, в которых работать неудобно, т.к. сделаны из толстой кожи (их недостатков лишены перчатки из толстого латекса: я обходился без перчаток 18 лет, сейчас использую в определённых обстоятельствах – удобная вещь), критикует крытую пасеку, т.к. ульи в ней расположены на едином основании и осмотр одной семьи беспокоит остальных (а если оснований не одно или одно и неподвижное?). Приобретать пчёл Варрэ предлагает у «сапеточников», т.к. в неразборных ульях, якобы, пчёлы не болеют (а, точнее, болезни не диагностируются). Варрэ постоянно пугает своих современников «ослаблением, изматыванием, усталостью пчелиной расы» от неправильных технологий, ульев и кормления пчёл сахаром (в книге он описывает конструкцию деревянной кормушки – видимо, в его ульях пчёлы не страдают от «белого убийцы» – какая энергетика обычного деревянного ящика!), болезнями гнильцом и каменным расплодом, причина которых в «неправильных» ульях (правда, признаётся, что и в его ульях такое случается). Основные преимущества своего улья Варрэ видит в удешевлении конструкции и упрощении ухода за пчелосемьями (и то и другое очень важно на профессиональной пасеке). Удешевление конструкции с учётом вышеизложенного представляется минимум сомнительным, а при обслуживании своих ульев Варрэ использует помощника, причём перетаскивание корпусов и ульев по пасеке, выстукивание пчёл из сапеток – неотъемлемая часть его «упрощённой» технологии. Все потери он предлагает восполнять роями, не обращая внимание на естественное роение собственных пчелосемей: «улетит один, два роя – не важно, всё равно много останется…» Трудно понять для чего Варрэ использует такую тщательную выделку улья, полностью сводящую на нет всю идею дешёвого пчеловодства: пчёлы в дупле строят соты наискосок по отношению к летку, искривляют их, сращивают между собой (особенно кавказские). Предоставленные сами себе в ящике французского рационализатора пчёлы стараются отстроить их наискось (видел это лично). Полосками вощины Варрэ, лишь пытается помешать пчёлам это сделать. Совершенно не понятно: почему он считает свой улей безрамочным? Я знаю, что некоторые пчеловоды применяют рамочки с верхней планкой и прикреплённой к ней проволокой в виде буквы «П» – рамки выходят лёгкие и относительно дешёвые. Что мешает Э. Варрэ к своей выструганной планочке приделать такую скобочку – вот и вся рамка! Всё равно, уж, потратился на фальцы, рейки, всё выстрогал и подогнал. В главе №34 «Секционный мёд» оказывается, что для получения этого мёда всё же необходим специальный корпус (а, богата была послевоенная Франция древесиной!). Глава №36 «Героический метод». Я назвал бы его «варварским». Во всяком случае, в этой главе пчеловод Варрэ, по-видимому, использует весь свой багаж знаний, накопленный при изучении специальной литературы и работы со своим «чудо-ульем». Весь героизм метода состоит в смелом разграблении всей семьи перед взятком (не смотря на её силу). При этом у пчёл отбирается весь расплод и мёд, а подставляются пустые корпуса с «затравками вощины» (!!) Каким образом такое безграмотное пчеловодство может быть доходным можно понять, только вспомнив, сколько у служителя культа семей (около 300, если не ошибаюсь). В главе про болезни пчёл рационализатор Варрэ связывает появление болезней (в частности, гнильца) с введением рамочных ульев и предлагает не мешать микробам «выполнять свою, безусловно, необходимую, миссию уничтожения нежизнеспособных организмов». За здоровье своих пчёл аббат спокоен, т.к. они живут в естественных условиях (?), на натуральном корме (кормит он их медовой сытой и сахаром), постоянным строгим отбором (об отборе на его пасеке было написано ранее), «отсутствием любых причин переутомления пчёл» (это лишением-то семьи гнезда, расплода, сотов и мёда, согласно «героического метода» (!) Здесь уместно упомянуть, что аббат нередко упоминает при описании своей технологии, что пчёл «необходимо перегнать вниз». Насколько это «просто» сделать, «не принуждая пчёл» я думаю, знает любой пчеловод (стряхивание и сметание в безрамочном улье применить невозможно). В подзаголовке «Увеличение объёма – это просто» (стр.189) Э. Варрэ расправляется с ещё одним оппонентом Де Лэйаном. Судя по описанию его изобретения, речь идёт об улье-лежаке. Вот здесь-то недостаток теоретических и практических пчеловодных знаний Варрэ и мешает ему понять, как будет развиваться пчелиная семья в таком улье! Аббат предполагает, что пчёлы «наткнувшись» на крайний медовый сот «решат», что за ним свободных ячеек «быть не может по определению». Пчёлы не рассуждают, а перемещаются по всему объёму улья, находя свободное пространство, молодая матка без труда преодолевает это препятствие, а пчёлы кавказской породы, например, при любом количестве рамок в улье стремятся сложить мёд поближе к расплоду (семья же при этом не роится). Возможно, описанное поведение характерно для итальянских пчёл, но достоинств улья-лежака это, на мой взгляд, нисколько не умаляет. «Подготовка к зимовке – это просто». В этой главе Варрэ не рекомендует тратить время на это «бесполезное» занятие. Его улей позволяет сделать это всё просто и быстро. Если мёда окажется не достаточно, то снизу гнезда подставляется кормушка – вот и весь секрет! В самом деле: если всё равно улей не осмотреть, то что проку переживать о неудачно сложенном пчёлами мёде, большом количестве позднего расплода в гнезде с молодой маткой и прочих «мелочах» требующих вмешательства пчеловода. Их, ведь, накормили, а дальше действует естественный отбор! Эдакое «пчеловодство без пчеловодства»! Как Варрэ ищет матку (этому посвящён подзаголовок «Поиск матки – э то просто») не понятно вовсе (упоминается только разделительная решётка, но она изобретена для рамочных ульев и имеет их размеры). Глава №62 с интригующим названием «Подвижных сотов не существует» напоминает старый анекдот про эстонские ПВО, которые не верят в существование сверхзвуковых самолётов. Комментировать эту главу, вряд ли, стоит. Ссылаясь на свой пятнадцатилетний опыт пчеловодства и изучение опыта пчеловодов, аббат Варрэ утверждает, что бездоходность его современников и распространение болезней связаны с частым «разбором» разборных ульев, которые «изматывают пчёл», что приводит к «ослаблению иммунитета» и «упадку жизненного тонуса семьи». Какие основания для таких «наукообразных» утверждений у пчеловода, выступающего против осмотра пчёл, значит сам их не осматривающий, явно «плавающий» в теории? Да, это и не важно: разборные ульи можно, в конце концов, и не разбирать, а вот неразборный при необходимости разобрать и провести диагностику пчелосемьи на наличие всё тех же заболеваний будет куда сложнее. Утверждение аббата о том, что пчелы в таких ульях не болеют вряд ли стоит принимать всерьёз: формы египетских пирамид они не имеют, а до эффекта малых полостных структур Гребенникова В.С. ульи Варрэ не дотягивают по своим размерам. В конце книги, опять перечисляя причины «бездоходности» современного пчеловодства, аббат, вовсе путается в показаниях. Оказывается причины в дороговизне этих ульев (чем «Простой улей» дешевле – я так и не понял: те же доски, те же фальцы, то же отъёмное дно, точное совпадение размеров для взаимозаменяемости…), использовании разделительных решёток (аббат использует их наряду с кормушками), привлечение помощников (как я понял, прочитав книгу – аббат без них тоже обойтись не может). Словом: чем меньше мы пчёл смотрим, тем доходнее наше пчеловодство! Руководствуясь принципом «невмешательства в жизнь пчелиной семьи», аббат, верно, позабыл, что Господь человеку и пчеле поставил совершенно разные задачи. Человек, как потомок Адама, должен возделывать райский сад, т.е. заботиться о каждом его обитателе, а, вот, пчёлы должны лишь сохранить Великое многообразие Богом созданного мира. Если, в какой-то местности (пасеке) погибнут все пчелосемьи до единой, то вид общественных пчёл (Apis mellifera) семейства Apidae, подсемейства Apinae существовать не перестанет, а значит пчёлы, предоставленные сами себе, оказавшись под действием естественного отбора, успешно справляются со своей задачей. Пчеловод же, у которого погибли эти пчёлы, профессионально не пригоден. А, если он ещё и самоустранился от их сбережения (мёд, правда, на медовый спас забирать при этом у пчёл не забывает), заменив на своей пасеке искусственный отбор на естественный, то это уж и, вовсе, не пчеловод, а, либо, пчеляк (малознающий пчеловод) (2), либо тунеядец. Я не стал бы никому рекомендовать эту книгу, однако, не считаю труд Стародума по её переводу бесполезным. Даже в этом опусе при желании можно найти рациональное зерно. Полагаясь на свой 20-ти летний опыт и практические знания (сейчас моя пасека насчитывает более 70 пчелосемей), возьму на себя смелость утверждать, что для эффективного пчеловодства не имеет значение ни конструкция улья, ни материал, из которого он изготовлен. На моей пасеке уже несколько лет часть пчелосемей (не предназначенных для производства мёда) живёт в простых ящиках из ДВП и фанеры. У ящиков неотъёмное дно, стенки, как правило, сдвоены для теплоизоляции (она наиболее важна весной и зимой). Об этом «ящичном пчеловодстве» я готовлю отдельную статью. И, вот ведь, что характерно: сейчас с одного «ящика» я получаю за сезон… тот самый рутовский пуд мёда! ЛИТЕРАТУРА Варрэ Э. Пчеловодство для всех, НЭТ, Калининград, 2011
Карпов, А.Н. Пчеловодческий словарь / Карпов А.Н. – М.: Русский язык, 1997. – 384 c.
Кипятков, В.Е. 1991. Мир общественных насекомых. Изд-во Ленингр. ун-та, Ленинград, Изд. 2-е и 3-е – М.: Изд-во URSS, 2007, 2009
Рут А.И., Рут Э.Р., Рут Х.Х., Рут Дж., Дейелл М.Дж. Энциклопедия пчеловодства, Худ. литература МП Брат, М.:1993

ИМХО